Информация для клиентов







Оставить
отзыв

Записаться на приём

Психология в помощь медицине

Душевные переживания мешают нам жить ничуть не меньше, чем физические недуги. И все же мы не спешим на прием к психотерапевту...clip image001

Что мы делаем, когда у нас сильно болит зуб? Естественно, бежим к стоматологу. Даже если боимся его как огня и предпочитаем до последнего обходиться народными средствами: ночь без сна других вариантов не оставляет. Верно это и в отношении других проблем со здоровьем: что-то болит – и мы идем к доктору. А вот когда «болит» душа, когда месяцами, а то и годами гложет бессонница, мы не спешим за помощью к психотерапевту.

Между тем душевные переживания влияют на качество нашей жизни и наше здоровье ничуть не меньше, чем физические недуги. Немецкие психологи еще в 70-е годы прошлого века выяснили, что около 60% людей, обращающихся в поликлиники с различными жалобами – от частых простуд до сердечной аритмии или повышенного давления, на самом деле нуждаются в помощи психотерапевта или как минимум в комплексном лечении, и медицинском, и психотерапевтическом. Тем не менее даже в продвинутой Франции к помощи психотерапии в случае жизненных проблем или душевных травм прибегают всего 5% населения. А в России таких людей и того меньше. Почему же это так?

Мы немного опаздываем

Психотерапия – новая область деятельности человека. Ей от силы сто лет, если вести отсчет от первых психотерапевтических сессий Зигмунда Фрейда. В России в начале ХХ века наблюдался острый интерес к научной психологии и практическим открытиям Фрейда. Советская власть разглядела «реакционную сущность» того и другого не сразу: в начале 20-х годов прошлого века в Москве даже работал психоаналитический детский садик. Но к середине 20-х психоанализ признали реакционным течением, и с этого момента история психотерапии в России оборвалась. Возобновилась она только в конце 80-х – начале 90-х годов.

На Западе же за эти 60 лет психотерапия проделала огромный путь и если не стала обязательной частью жизни общества, то точно перестала считаться экзотикой и прихотью небедных интеллектуалов. Мы же вновь только в начале этого пути. Примечательно, что при всем недоверии к «шарлатанам-психологам» интерес к предмету не угасает. Косвенное свидетельство тому – стремление разных «специалистов по снятию порчи и сглаза» называться именно психотерапевтами. В этом отчасти и причина недоверия к психотерапии: для многих психотерапевт остается «специалистом по заговорам, отворотам и приворотам».

Но тем не менее, даже если у нас есть достоверная информация и материальная возможность оплатить психотерапию, нам необходимо время для того, чтобы все-таки отважиться сделать этот шаг – набрать телефон специалиста.

Кто есть кто среди специалистов

  • ПСИХИАТР – врач в области профилактики, диагностики и лечения психических расстройств. Он назначает лекарства и лечит словом, используя разные виды психотерапии. Кстати сказать, многие направления современной психотерапии разработали врачи-психиатры.
  • ПСИХОТЕРАПЕВТ – специалист с высшим медицинским образованием и подготовкой в области психотерапии. В большинстве западных стран медицинское образование не обязательно для работы психотерапевтом. Им может быть и человек с высшим гуманитарным образованием, который прошел специальное обучение в области психотерапии, включающее более сотни часов работы с клиентами под руководством супервизора – более опытного наставника.
  • ПСИХОАНАЛИТИК – специалист, владеющий методом психоанализа. Обучение этой профессии долгое и дорогое: последипломная психоаналитическая подготовка занимает не менее восьми лет плюс несколько лет на процесс собственного психоанализа. В России таких специалистов пока еще очень немного.
  • ПСИХОЛОГ – выпускник факультета психологии вуза, он имеет специализацию в одной из ее отраслей – социальной, возрастной, клинической, нейропсихологии... и, как правило, работает в компаниях, фирмах, школах и детских садах, больницах и т. д.
  • ПСИХОЛОГ-КОНСУЛЬТАНТ – так называют себя в России специалисты с высшим психологическим образованием, владеющие одним или несколькими психотерапевтическими методами. Уточнение «консультант» дает возможность заниматься психотерапевтической практикой психологам без медицинского образования.

 

Что нам мешает

Стереотипы. Мы слышим с детства: «Хорошие девочки не плачут», «Настоящий мальчик всегда сможет за себя постоять». В нас сильно убеждение, что успешный человек в состоянии справиться со своими душевными проблемами без посторонней помощи. «Если хочешь достичь успеха, улыбайся и не показывай своей слабости» – так или иначе мы получаем это послание и изо всех сил стараемся поступать именно так.  

Возможность перемен. Привычное – пусть даже надоевшее, отжившее, больное – предсказуемо и определенно. Новое – пусть даже и лучшее – пугает. Мы боимся перемен. Часто, даже понимая, что жизнь завела в тупик, мы предпочитаем оставаться в нем. «В конце концов человек делает свой выбор. И, если он решает ничего не менять в своей жизни, это тоже выбор, и он достоин уважения», – считает психолог Наталья Рождественская. 

Страх стать другим. Мы боимся не только перемен в жизни, мы боимся измениться сами. «Когда год назад я пошла на терапию, я была уверена, что превращусь в другого человека. Сейчас это забавно, но тогда я как бы прощалась с собой, пыталась запомнить свои ощущения: мне казалось, что после терапии я буду уже не я», – рассказывает 30-летняя Светлана. В результате терапии мечтатель не превратится в расчетливого реалиста, а научится воплощать свои мечты в реальность или в художественные образы. Тот, кто привык прятать чувства под маской сдержанности, конечно, не начнет кидаться на шею каждому встречному, но станет теплее и откровеннее выражать свои эмоции.

Боясь измениться, мы боимся обнаружить в своей душе что-то ужасное, боимся разоблачения. «Мне казалось, как только терапевт поймет, какая я на самом деле лживая, злая, он откажется от меня. Но как только я поняла, что в этом кабинете никто не собирается ставить мне оценок и читать мораль, мне стало легче. Я даже начала сомневаться: так ли уж я ужасна на самом деле?» – признается Лариса. Ей 25 лет, и на терапию ее привела колоссальная неуверенность в себе.

Отношение окружающих. Как на меня посмотрят? Альбине 24 года, и она уже почти год приходит к психотерапевту втайне от своих друзей и родителей. «Мне стыдно признаться, а вдруг они решат, что я сумасшедшая? Ведь я и сама прежде считала, что к психотерапевтам обращаются только люди, у которых не все в порядке с головой». 

Все, что связано с проблемой душевного нездоровья, пугает и отталкивает. Формально здоровому, хотя и имеющему психологические проблемы, человеку лечиться не хочется. «Тем не менее к психотерапевтам приходят в основном достаточно благополучные люди среднего класса, – утверждает психотерапевт Екатерина Михайлова. – Эти люди не более сумасшедшие и даже не более несчастные, чем многие другие. Их главное отличие в том, что они более информированы и более активны». Но надо быть готовым к тому, что большинство людей, даже самых близких, этого не поймут. Тому, кто решился прийти к терапевту, стоит понять, что человек, который осознанно тратит деньги, чтобы решить свои проблемы, ведет себя гораздо взрослее того, кто предпочитает нагружать ими своих родных и друзей.

В чем цель терапии

Что мы получим, проведя 10, 50 или 90 часов в кабинете терапевта? И правда ли, что терапия так сильно меняет нашу жизнь, как думают многие, отправляясь на первый прием. 

«Психотерапевт – не бог и не волшебник. Он не может, да и не собирается превращать своих пациентов в других людей, – поясняет психотерапевт Марина Хазанова. – У него другая задача – помочь человеку расстаться с ненужными иллюзиями, залечить застарелые душевные раны, извлечь из небытия болезненные воспоминания, которые хранятся глубоко в памяти. Извлечь, чтобы наконец оплакать и забыть то, что необходимо забыть, а себе оставить опыт – он ведь всегда содержится в каждом нашем переживании». Это важно сделать потому, что колоссальные психические силы уходят на то, чтобы держать свои страхи и болезненные воспоминания в глубине души. Эти силы надо освободить для жизни. 

Конечную цель любой терапии можно было бы сформулировать именно так: освободить для жизни и творчества психические силы человека, научить его новым способам разрешения конфликтов. «Не скажу, что после терапии в моей жизни стало меньше трудностей, – признается 34-летний Андрей. – Но теперь я с ними справляюсь более спокойно, трачу меньше сил на пустяки и вполне в состоянии отказаться от того, что мне не нужно. А главное – меня перестало мучить чувство, что я виноват во всех несчастьях и проблемах своих близких, сотрудников и вообще всех людей на свете. Я научился отвечать за свою жизнь и понимаю, что и другие люди вполне в состоянии сделать то же самое».

Cколько это стоит

Трудно назвать конкретные цифры. «В США сессия психотерапевта может не стоить ничего, если психотерапевтическая помощь включена в программу обязательного медицинского страхования, а может стоить и $150, – комментирует ситуацию психотерапевт Екатерина Михайлова. – В принципе, соотношение цен можно понять по аналогии с ценой на книги. Хорошее издание в Москве примерно в семь раз дешевле, чем в Нью-Йорке. Похожая ситуация в психотерапии: московская цена ниже западной примерно в пять раз». 

Оплачиваемая работа – залог независимых отношений. В нашей культуре говорить о деньгах не принято, нам трудно начинать такой разговор. Совет специалистов: говорите о деньгах прямо и спокойно, с самого начала работы с психотерапевтом. Иначе эта тема может стать источником недоразумений. Идеально, если человек сам зарабатывает деньги, которые платит за сессии. Причина проста: если ваши встречи с психотерапевтом оплачивает кто-то другой, он получает мощнейший рычаг для манипуляций. Нередко это именно тот человек, зависимость от которого мы пытаемся преодолеть.

Отнеситесь к своей психотерапии как к очень личному делу. Ведь в конечном итоге мы сами отвечаем за свою жизнь.

 

 
Яндекс.Метрика